10 Ноя

Мы в Италии! Первый день в Риме

И вот мы в Италии… Самолет, прорезав ночную тьму, мягко подруливает к сверкающему неоном вокзалу аэродрома Чампино.
Выполнив необходимые формальности, садимся в автобус и едем в город. По обочинам дороги мелькают стройные силуэты пиний, вдали темнеют едва различимые глазом очертания античных руин, и вдруг в зареве огней открывается панорама ночного Рима. Вот и центральные улицы итальянской столицы, сверкающий поток световой рекламы, роскошные витрины, столики кафе, расставленные прямо на тротуарах под платанами, элегантная публика. Наша машина огибает громаду вокзала и сворачивает на слабо освещенную широкую улицу Виа Тибуртина. Автобус останавливается перед скромным отелем «Жокей».

Первый вечер в Риме вспоминается особенно отчетливо. После ужина, немного отдохнув с дороги, мы группой отправились на прогулку. Здесь на окраине в этот поздний час было безлюдно; рабочий Рим спал. Мы шли по пустынной улице мимо высокой кирпичной ограды кладбища Кампо Верано, примыкающего к старинному зданию монастыря Сан Лоренцо. Пахло цветами. На столиках под тентом стояли кувшины с розами, лилиями, гвоздиками — продавцы оставили на ночь на улице свой не проданный за день товар. Из-за кладбищенской ограды поднимался фасад, прорезанный неглубокими нишами с надгробиями, освещенными тусклым светом электрических лампад.
Неожиданно из-за угла навстречу нам вышли несколько монахов-францисканцев, по-видимому, совершавших вечернюю прогулку. Тонзуры, выбритые на головах, коричневые рясы, подпоясанные веревками, босые ноги в грубых сандалиях — казалось, монахи сошли с листов средневековых миниатюр. Так состоялась наша первая встреча с католическим Римом. Впоследствии в Венеции, Флоренции, Падуе, Болонье, Ферраре — повсюду и постоянно мы встречали неутомимых ратников ватиканского воинства. Старые и молодые, францисканцы и доминиканцы, бенедиктинцы и кармелиты: в коричневых, белых, черных сутанах. Во Флоренции мы удивлялись терпению прохожих, которых у входа в небольшую капеллу останавливал тучный монах. Внушительно потряхивая кожаным мешком с монетами, он настойчиво призывал жертвовать. В маленьком городке Римини мы видели мальчиков-подростков в черных рясах с четками у пояса — воспитанников монастырской школы. Гид объяснил нам, что чаще всего это дети бедняков или сироты; окончив школу, они нередко пополняют ряды монашеской братии.

Рано утром мы наблюдали, как пробуждался трудовой Рим. Люди спешили: одни на работу, другие в поисках работы — в Италии около одного миллиона безработных. Автобусы и троллейбусы шли переполненные до отказа, неслись велосипеды, пролетали мотороллеры.

В симфонии звуков утренней улицы вдруг отчетливо прозвучал звонкий, почти детский голос; он легко выводил мелодию итальянской песенки. Пел подросток-маляр, ремонтировавший помещение магазина. Мы подошли поближе и, собрав весь свой скудный запас итальянских слов, похвалили певца. Узнав, кто мы, мальчик закивал головой, заулыбался и произнес, по-видимому, единственное известное ему русское слово: «спутник». Когда же мы подарили ему значок с изображением спутника, радости его, казалось, не было предела. Из всех сувениров — альбомов, открыток, значков, — привезенных нами в Италию, наибольшей популярностью пользовался именно этот. Даже официант, обслуживавший нас в ресторане, подавая золотистое фраскати и знаменитые итальянские спагетти — длинные тонкие макароны, с которыми мы не сразу научились управляться, — приветливо улыбаясь, просил подарить ему «спутник».

После завтрака отправляемся на экскурсию по Риму. Любопытная деталь: когда мы уже занимали места в автобусе, гид предложил всем женщинам, одетым в платья с короткими рукавами, взять с собой жакеты или платки, чтобы надевать их при посещении церквей, так как вход туда с обнаженными руками, плечами и шеей воспрещен. Пришлось вернуться в гостиницу и захватить с собой вещи, совсем не нужные в знойный день.

Человека, впервые попавшего в Вечный город, поражает своеобразие его облика — совершенно, казалось бы, невозможное сочетание архитектурных стилей разных эпох. Памятники античности и пышные ансамбли барокко, строгие палаццо Возрождения и буржуазные особняки, доходные дома XIX века и сооружения в духе конструктивизма — все это уживается рядом. Но когда ближе узнаешь Рим, то постигаешь, что в этом и таится его неповторимая красота.

И над этим пестрым городом, раскинувшимся на территории в двести восемьдесят восемь квадратных километров, простирается синее, сверкающее, как шелк, небо. Воздух удивительно чист и прозрачен, даже температура 28—30 градусов выше нуля переносится сравнительно легко.

Римская земля богата древностями. Очень часто при закладке фундаментов или реконструкции зданий, во время работ по расширению улиц или прокладке подземных туннелей строители находят предметы быта, произведения искусства, остатки архитектурных сооружений древних римлян. Итальянские ученые предполагают, что в Риме и его окрестностях археологические памятники залегают не менее чем в шестистах пятидесяти точках.

Написать комментарий

Вы должны зарегистрироваться, чтобы комментировать.